6161
заявок о помощи
3277
подопечных
1120
семей получили помощь
3051
продуктовых наборов
центр защиты семьи, материнства и детства

ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ МНОГОДЕТНОЙ СЕМЬИ...

28 октября 2015

Утром мне надо уезжать в другой город. Детей везти в школу некому. Средние двое прибаливают. Но старшему всё равно надо добраться в гимназию, а она далеко. Звоню в такси, заказываю, называю адрес, гимназия такая-то. Через десять минут перезванивают: — А вы что, ребёнка отправляете? L5iVVCCMdxg — Ну, как, — говорю, — ребёнка. Ему 15 лет. — Такси перевозит детей до 16 лет только в сопровождении родителей. Я не могу с ним ехать. Жена тоже — а с кем она оставит остальных дома? — В нём метр семьдесят роста, он чемпион города по борьбе, он вообще не ребёнок, — говорю я. — Если вашего водителя будут обижать — он его защитит. — Извините, нет. Срочно ищу другое такси, но в городе уже пробки, никто не успевает. Откладываю свой отъезд, гружу всех в машину. Старшего в гимназию, средних — в поликлинику выписываться, младшую в садик. Жена с нами. Детских сидений у нас в машине нет. Потому что если мы поставим детские сиденья — мы не поместимся в один автомобиль. Нам нужно будет ездить на двух. Это очень хороший закон — про детские сиденья, но вообще он не учитывает интересы многодетных семей. Семьи, у которых четыре маленьких ребёнка, или пять, или шесть детей, передвигаться в автомобиле не имеют права. Они должны иметь два автомобиля или автобус. Второй автомобиль, соответственно, должна вести жена. А если у неё грудной ребёнок орёт, привязанный к сиденью, то это ничего — его могут успокоить другие дети, двух, например, или четырёх лет. А чем им ещё заниматься в машине? Хотя они, конечно же, тоже привязаны к своим сиденьям, и им не очень удобно успокаивать самого младшего. Лучше они сами поорут вместе с ним. Рули, мама, рули. За каждого не привязанного к сиденью ребёнка — штраф три тысячи рублей. У многодетных семей очень много ненужных денег, поэтому они могут отдать 12−15 тысяч рублей в помощь ГИБДД. …Мои литературные гастроли сорвались, ну, ладно, я и так не очень хотел ехать. Тем более, что у нас сегодня другое важное дело: мы, как многодетная семья, получили, наконец, участок под строительство — бесплатно, от государства. Указ президента! По всей стране он не очень исполняется, а нам повезло. Едем его принимать и смотреть. Участок оказался соток на шесть меньше, чем было заявлено в президентском указе. Кому-то ушли наши соточки, ну, что поделаешь. Другой неожиданностью стало его местонахождение. В радужных мечтах я представлял двадцать соток на берегу реки, дети играют в траве, собака следит за ними, кот следит за собакой. Увы, участок оказался в другом, то есть соседнем городе. По документам — в пригороде, а по факту — в городе. Почти посредине его. Можно, конечно, туда переехать жить — по утрам нужно будет добираться до гимназии и садика уже не 20 минут, а два часа, в чём есть несомненные плюсы: можно по дороге повторить уроки, да и вообще пообщаться с детьми. Или хотя бы с частью детей, потому что, как мы помним, передвигаться многодетные семьи могут только на двух автомобилях. На выделенном нам участке нужно в течение то ли года, то ли трёх построить, как минимум фундамент — а то государство участок заберёт обратно. Государство не любит, когда земля пустует без дела. Многодетные должны крутиться, а не лениться. …Возвращаемся домой, обсуждая с женой, чего бы нам такое построить на своём участке в соседнем городе. Она предлагает лечебницу для зверей. — Видишь, как много участков нарезали многодетным? — поясняет она, — У всех многодетных есть животные. Все животные болеют. Они все пойдут лечиться к нам. Я задумываюсь. — А кто будет их лечить, этих зверей? Теперь задумывается жена. Она называет имя нашей дочери. — Ей же семь лет, — говорю я, — Она сможет приступить к своим обязанностям только через десять, минимум, лет. Жена снова задумывается. Мы закупаем продукты в магазине (я никогда не видел, чтоб кто-нибудь покупал в магазине столько продуктов, сколько покупаем мы: дети очень плотоядны, они всё время едят) и торопимся в школу (старшего нужно отвести с уроков на французский к репетитору), в садик (младшую нужно забрать) и, наконец, домой — со средними нужно учить уроки. Знаете, сколько сейчас задают в школе уроков? Если не знаете, то вам и не нужно об этом знать. Иногда бывает по два творческих задания по одному предмету. То есть, два — только по одному предмету, и ещё по одному творческому заданию по трём другим предметам. Не считая основных уроков. В этом году уже несколько раз родители на родительских собраниях пытались взбунтоваться: такой объём заданий выполнить физически невозможно! «У нас работа, в конце концов!» — кричат родители. Министерство образования объясняет, что повышение требований к домашним заданиям преследует благую цель: родители должны больше времени проводить с детьми. О, да. Только тогда надо, чтобы родителей было четверо. Двое работают, двое делают домашние уроки и творческие задания. Ребёнок, соответственно, должен быть один. Одного достаточно. Минобраз желает нам только добра, но на самом деле они борются с демографией???
Люди, которые уже помогли:
12000 р.
Сохранить Берег в ноябре
2000 р.
Сохранить Берег в ноябре
5000 р.
Сохранить Берег в ноябре
200 р.
Сохранить Берег в ноябре
500 р.
Сохранить Берег в ноябре
200 р.
Сохранить Берег в ноябре
5000 р.
Сохранить Берег в ноябре
1000 р.
Сохранить Берег в ноябре
76 р.
Сохранить Берег в ноябре
500 р.
Сохранить Берег в ноябре
500 р.
Сохранить Берег в ноябре
0 р.
Сохранить Берег в ноябре
3000 р.
Продукты семьям в ноябре
2200 р.
Транспортные расходы при переезде
1000 р.
Продукты семьям в ноябре
© 2016. Все права защищены.
При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Благотворительным фондом «ПОКРОВ»